На сьогодні АВЛУ об'єднує 7 провідних виробників ліків України Додати до обраногоДодати до обраного     Мапа сайтуМапа сайту
Новини Про асоціацію Нормативно-правова база Ліцензійні умови Міжнародні стандарти Публікації Питання/Відповідь Контакти

Члени АВЛУ

Архів новин
Публікації

Інші публікації

Президент ассоциации АПЛУ: Как только исчезнет конкуренция со стороны украинского производителя, импортер не замедлит поднять цену

Эксклюзивное интервью президента ассоциации "Производители лекарств Украины" (АПЛУ) Петра Багрия агентству "Интерфакс-Украина"

 

 

Вопрос: Как вы оцениваете ситуацию на фармрынке Украины сегодня?

Ответ: Ситуацию на фармрынке сегодня надо разделить на две части. Первое – это экономическая ситуация. Она остается крайне сложной. У людей все меньше и меньше денег, и они переходят на все более жесткий режим экономии, в том числе на лекарствах. Отчасти это стимулировало рост доли рынка лекарств украинского производства, т.к. несмотря ни на что наши предприятия продолжают сдерживать рост цен на медикаменты, понимая, что покупательная способность наших граждан ограничена. Более того, такие действия со стороны нашей фармы заставляют наших конкурентов из других стран сдерживать или даже снижать цены, что положительно для украинских пациентов. Однако если мы посмотрим на рынок в долларовом эквиваленте, то картина для всех участников рынка становится менее оптимистичной.

Вопрос: А вторая часть?

Ответ: Вторая часть – это регуляторная политика. К сожалению, мы сегодня наблюдаем полное игнорирование наличия собственной развитой производственной и научной базы в фармацевтической сфере со стороны государственных органов власти. Ни одно решение, которое было принято в этой сфере за последние два года, не учитывало наличия собственной фармацевтической отрасли в стране и тысячи людей, занятых в ней. Но это было бы еще полбеды. Как показывает время, вопреки декларациям ни одно из этих решений не привело к положительному результату ни для пациентов, ни для системы охраны общественного здоровья. Единственными бенефициарами этих решений стали отдельные фармкомпании из других стран.

Вопрос: Куда же может двигаться отечественная фарма, есть ли у нее какие-то возможности для развития?

Ответ: Отечественная фарма прекрасно понимает, что внутренний рынок ограничен, поэтому, думая о завтрашних перспективах, она видит свое будущее на рынке Евросоюза, на рынках других стран. Но там мы можем быть успешными только с современными генерическими продуктами высокого качества, выпущенными в соответствии с последними требованиями к качественным мировым препаратам. Это также могут быть какие-то новые формы, которые имели бы преимущество по сравнению с уже известными продуктами.

Даже тот небольшой опыт, который сегодня есть у наших компаний, присутствующих в Европе, в частности у компании "Фармак", показывает, что туда следует идти, там есть финансовые ресурсы. Например, украинский рынок всего $2 млрд, а польский – $6 млрд, при том что в Польше населения значительно меньше.

Когда "Фармак" приобрел польскую маркетирующую компанию и начал продавать свои препараты на рынке Польши и Евросоюза, все увидели, что там есть существенный потенциал, и европейский рынок дает очень хорошие объемы продаж с хорошей ценой, гораздо более высокой, чем цена этих же препаратов в Украине.

Вопрос: Украинские лекарства могут конкурировать на равных с европейскими?

Ответ: Да, украинские препараты дешевле, чем их аналоги в Европе. Более того, компании-конкуренты умышленно сдерживают выход на рынок наших генериков, так как прекрасно понимают, что украинские препараты очень хороши и по качеству, и конкурентны по цене.

Вопрос: А наши препараты способны преодолеть регуляторные барьеры ЕС?

Ответ: Действительно, в Европе ведется жесткая регуляторная политика, и это правильно. Однако эти барьеры не являются непреодолимыми. Например, "Фармак" прошел все процедуры - проверку инспекции GMP, экспертизу досье и т.п. Все, что нужно было сделать, компания сделала. Да, процесс длился очень долго – более трех лет, но в конечном итоге регуляторные органы Германии разрешили использование рентгеноконтрастов производства украинской компании у себя на рынке. Сегодня "Фармак" успешно создает конкуренцию германскому продукту, ежегодно увеличивая объем тамошних продаж, как минимум, на 20%. И это в стране, которая является родиной рентгеноконтрастных препаратов (компания "Шеринг АГ" в свое время разработала первый рентгеноконтрастный препарат в мире - ИФ). Так происходит потому, что эти препараты качественные.

Вопрос: "Фармак" – безусловный лидер украинского рынка по многим параметрам. А что с другими компаниями?

Ответ: Остальные компании, входящие в ассоциацию «Производители лекарств Украины», также реализуют стратегии выхода на рынки стран ЕС и другие высокомаржинальные иностранные рынки. Например, компания "Юрия-фарм" сегодня активно работает с рынком Латинской Америки, присутствует там со своими препаратами, активно идет в Европу.

Я лично встречался, как президент АПЛУ, с Ассоциацией сетей аптек Италии, представитель которой приезжали с визитом в Украину. Они ознакомились с производством и очень заинтересовались украинскими препаратами. Они увидели, что это очень качественное, высокотехнологическое, очень современное производство, полностью отвечающие всем мировым требованиям, а препараты имеют очень хорошие цены. В результате сегодня члены итальянской Ассоциации аптек помогают нам регистрировать там наши препараты и собираются продавать их в своих аптечных сетях.

Вопрос: А почему они не поддерживают своих производителей?

Ответ: Потому что сейчас они ощущают давление со стороны правительства в вопросе снижения стоимости лекарственных препаратов. В результате аптеки начинают меньше зарабатывать, так как государство меньше компенсирует стоимость лекарств, а аптеки теряют часть своих доходов. Европейские правительства стремятся удешевить стоимость лекарств, а бизнес ищет возможность сохранить заработки, поэтому они очень заинтересованы в генериках из Украины, которые позволят снизить цену и при этом сохранить прибыльность бизнеса.

Вопрос: Если говорить об ассортименте украинских препаратов, то нужно отметить, что в Украине, например, производят хорошие антибиотики или средства от головной боли, но отсутствует ряд препаратов – те же онкопрепараты, контрацептивы. Планирует ли отечественный фармпроизводитель осваивать производство таких препаратов, расширять ассортимент?

Ответ: Безусловно. Но прежде, чем осваивать новые ниши, нужно изучить ситуацию в здравоохранении в целом, чтобы понимать, куда двигаться. Если мы посмотрим на рынок лекарственных препаратов, то увидим, что лидеры продаж на нем - это не препараты от тех заболеваний, от которых больше всего умирают люди. Например, очень высокая смертность от сердечнососудистых заболеваний, но в лидерах продаж отнюдь не лекарства от этих заболеваний, а, например, гепатопротекторы (собирательное название лекарственных препаратов, положительно влияющих на функцию печени - ИФ). Это неправильно и не логично, ведь если люди болеют сердечнососудистыми заболеваниями и умирают от них, то и лекарств от них должно продаваться больше. Такой перекос связан, прежде всего, с тем, что не работают протоколы лечения. Должна быть четкая статистика: вот есть такая-то заболеваемость, и есть протоколы лечения этого заболевания. Умножим количество пациентов на лекарства из протокола и получим реальный рынок - какие лекарства и в каком количестве нужны пациентам. Поэтому утверждение протоколов лечения и открытие статистики заболеваемости - это обычный подход в цивилизованных странах для насыщения рынка необходимыми препаратами, повышения конкуренции и, как следствие, снижения цен на лекарства.

Вопрос: Хорошо, почему у нас протоколы не соблюдаются?

Ответ: Во-первых, у нас есть протоколы далеко не по всем нозологиям. Почему не соблюдаются действующие протоколы? Это вопрос, скорее, к исполнительным органам власти в сфере медицины. С нашей точки зрения, - и такая практика используется во всем цивилизованном мире, - протоколы должны стать нормативно-правовым документом, за несоблюдение которого врач должен нести ответственность. Протокол лечения в цивилизованной стране – это и защита врача, и гарантия для пациента, что он получит качественную медицинскую помощь.

Как только протоколы лечения заработают, для производителей лекарств это будет сигналом о формировании реального рынка. А сегодня, если судить по объемам продаж лекарств, население у нас больше всего страдает от проблем с печенью. Следовательно, производители получают сигнал, что нужно производить гепатопротекторы. Это в корне неправильно, если мы говорим сегодня о формировании эффективной системы охраны общественного здоровья, частью которой является фармацевтическая отрасль, если мы сегодня хотим лечить людей.

Вопрос: Иностранные производители придерживаются той же точки зрения?

Ответ: Да, конечно. Любой иностранный специалист, глядя на наш рынок, хватается за голову: никто не понимает, почему наибольшая смертность в стране от сердечнососудистых заболеваний, а доля этих препаратов на рынке мизерная.

Такая же проблема с онкопрепаратами, которые отечественная фарма практически не производит по причине - нет сигнала от государства, что эти препараты будут использоваться. В итоге и пациенты, и государство, вынуждены закупать импортные препараты по очень высоким ценам. Хотя тот же "Фармак", "Юрия-фарм", "Артериум", "Фармекс Груп" и "Биофарма" уже имеют на сегодняшний день в своем портфеле онкологические продукты и могли бы увеличить их номенклатуру, снизив в результате стоимость лечения пациентов.

Да, выпуск нового продукта – это не простой процесс. Выведение банального генерика на рынок занимает как минимум три года. Но, если производитель будет понимать – неважно отечественный или иностранный, - что государству это нужно, что оно будет заказывать эти препараты и будет следить за тем, чтобы врачи соблюдали протоколы, тогда производители будут инвестировать деньги в производство новых препаратов.

Более того, если мы примем стандарты лечения близкие к европейским, то поймем, например, что в Украине сейчас нет многих препаратов. Украине лучше ориентироваться на стандарты лечения Великобритании: там высокий уровень государственной медицины, при этом умеренные подходы к стоимости лечения. Но если взять британские формуляры и попытаться применить у нас, то окажется, что мы не имеем около 30% препаратов, которыми лечатся пациенты в Великобритании. Государство в лице Минздрава должно дать четкий сигнал, утвердить протоколы, и тогда фармпроизводители наладят выпуск недостающих 30% препаратов.

Вопрос: Если фармотрасль знает, каких 30% препаратов не хватает, почему она ожидает какого-то сигнала свыше, а не начинает их выпуск прямо сейчас?

Ответ: Политику лечения заболеваний в стране определяет Министерство здравоохранения, не фармацевтические компании. И это правильно. Государство должно проанализировать и выбрать, какие препараты ему нужны. А фарма, получив сигнал, будет работать. Мы готовы инвестировать деньги и выпустить их. Но бизнес не будет вкладывать средства в производство новых лекарств без уверенности, что они будут востребованы. Кстати, именно для препаратов, которых нет на рынке Украины, по-хорошему нужна бы ускоренная процедура регистрации. Именно для этого она существует в цивилизованных странах, чтобы максимально ускорить доступ здравоохранения (пациентов) к современной терапии.

Вопрос: Вы встречались с и.о. министра здравоохранения Уляной Супрун, говорили ей об этом?

Ответ: Еще нет. Мы обсуждали возможность такой встречи и готовимся к ней. Мы готовы внести эти предложения и готовы их обсуждать.

Вместе с тем мы обсудили проблемы отрасли на VIII Национальном съезде фармацевтов в Харькове и сформулировали наше видение в резолюции съезда. На съезде присутствовал заместитель министра здравоохранения Роман Илык. А итоговая резолюция съезда также направлена в Минздрав.

Если коротко, то можно сказать, что сегодня важна нормативная работа. Кроме протоколов, речь идет также о новой редакции закона о лекарственных средствах, мы должны полностью адаптировать европейское законодательство в Украине. А для этого нужно как минимум перевести около 70 нормативных актов.

Вопрос: Кто противодействует принятию новой редакции закона о лекарственных средствах?

Отает: Сегодня какого-либо противодействия этому нет. Все понимают, что мы должны двигаться в Европейский союз, и у нас должны быть эти документы, принятые в Украине, с которыми согласен ЕС. Однако мы также не видим и активного движения в этом направлении со стороны государства. Без сомнения, могут быть разногласия из-за того, что кто-то уже готов выполнять все европейские требования, а кто-то еще нет. Тем не менее, принимая документ сегодня, можно договориться, дать сроки на вступление в силу определенных норм. Я не вижу здесь проблем. На сегодняшний день по инициативе АПЛУ депутатами уже подготовлен законопроект о лекарственных средствах, и мы поддерживаем его принятие.

Но если мы говорим о серьезной имплементации европейского законодательства, то нам нужно все регуляции ЕС имплементировать в украинское законодательство. Это очень большая работа. В АПЛУ создана рабочая группа, которая переводит абсолютно все европейские нормативные документы, регулирующие обращение лекарств в Европе. Мы хотим работать по таким же законам, чтобы наши европейские коллеги не могли сказать, что украинская фарма работает не так как они.

Примерно так же мы внедряли GMP, имплементируя европейское законодательство. Такую же работу мы должны проделать с другими их документами.

Вопрос: Что думают члены АПЛУ о страховой медицине?

Отает: Страховая медицина - это одна из долгосрочных задач для нашей системы здравоохранения, но без протоколов лечения она невозможна. Страховые компании, будь они частные или государственные, все равно должны иметь какую-то основу для расчета стоимости лечения конкретной нозологии. Без протокола лечения определить эту стоимость в части лекарственных средств невозможно.

Вопрос: Как вы оцениваете закупки лекарств за средства госбюджета через международные организации?

Отает: Пока мы только можем констатировать, что эти торги состоялись абсолютно непрозрачно. Мы до сих пор не знаем, по какой цене покупались препараты. Нам говорят об экономии, но мы не уверены, есть ли она на самом деле. Из информации, которая сегодня доступна, известно, что для достижения какой-то экономии и чтобы в принципе не выйти за выделенные средства, международные организации существенно и на свое усмотрение сократили объем закупаемых лекарств. Кроме того, часть оригинальных препаратов заменили генериками. Как минимум в одном случае, насколько нам известно, это может привести к судебному иску со стороны иностранной компании, которая обладает патентом на одно из таких лекарств в стране (в итоге пациенты все равно не получат лекарство), а в некоторых других – оригинальные препараты или качественные генерики были заменены лекарствами сомнительного происхождения. Поэтому мы, как и остальные участники рынка и пациенты, ждем объективной и полной информации, во сколько же действительно обошлось это мероприятие.

Вопрос: Есть ли сегодня противостояние между украинской и мировой фармой?

Отает: С нашей стороны нет никакого противостояния. Украинская фармацевтическая отрасль готова к открытой конкуренции как внутри страны, так и за ее пределами.

Вместе с тем, последнее время мы видим, что некоторые регуляторные решения в фармсфере носят лоббисткий характер, и не идут на пользу ни украинским пациентам, ни предприятиям. Например, то же упрощение регистрации импортных лекарственных препаратов. После принятия законопроекта №4484 максимальные льготы у нас получили фармпроизводители из США, Канады, Японии, Швейцарии. Они смогут, если их, конечно, заинтересует наш рынок, зарегистрировать тысячи препаратов – оригинальных и генериков – за 10 дней. На втором месте оказались фармпроизводители из ЕС. Правда, они смогут зарегистрировать по этой схеме, в основном, оригинальные препараты, т.к. именно они проходят регистрацию по централизованной процедуре ЕМА. Это может быть несколько сотен препаратов. И на последнем месте оказались отечественные предприятия и предприятия из остальных стран мира. Нам придется проходить полную процедуру, которая может длиться год и более. При том, что украинские лекарства в разы дешевле импортных, а цель принятия данного закона как раз и была в снижении цен на лекарства. Ну и конечно удивляет, в принципе принятие настолько антиконкурентного регуляторного акта.

Если вернуться к госзакупкам, то, например, противотурберкулезные препараты, они очень специфические. Их нет в розничной продаже. В Украине такие лекарства производит, например, "Борщаговский химфарм завод", но государство их не купило, т.к. украинское лекарство оказалось на какие-то копейки дороже импортного. При этом БХФЗ платит налоги в украинский бюджет, платит НДС, а импортные лекарства, закупаемые через международные организации, от НДС освобождены.

Если Украина еще год или два не будет закупать такое лекарство у своего производителя, то он снимет его с производства. Но как только исчезнет конкуренция со стороны украинского производителя, импортер не замедлит поднять цену.

http://interfax.com.ua/news/interview/375205.html

07.10.2016 

<< Повернутись
Коментарі відвідувачів
Ваше ім’я*:
Ваш E-mail:
Текст коментаря*:
captcha image loading...
Публікації

Корисні посилання
 


© Copyright, 2020 - АВЛУ
При копіюванні та використанні будь-яких матеріалів з даного сайту, активне посилання на www.avlu.org.ua обов'язкове.
Україна, 01001, Київ,
Костьольна, буд. 7, оф.11.
Контактні телефони : (044) 278-17-02
Designed by Stearling Studio